Главная » Бизнес » Миллиарды с Востока: как китайский инвестор спас Volvo от разорения

Миллиарды с Востока: как китайский инвестор спас Volvo от разорения

Целью федеральной программы США было создание экономического стимула для потребителей для покупки транспортных средств с экономичным расходом топлива вместо предыдущих «пожирателей бензина». Однако то, что должно было стимулировать продажи новых автомобилей, быстро превратилось в отток денег из бюджета.

Консолидация отрасли

Находясь на грани разорения, Алан Муллали, генеральный директор Ford Motors, начал выводить активы, включая Jaguar, Land Rover, Aston Martin, Volvo, и сокращать долю в японской Mazda. Компанию Volvo Cars быстро продали за $1,8 млрд покупателю, который предложил наивысшую цену — миллиардеру Ли Шуфу. Это было самое крупное зарубежное приобретение китайским производителем автомобилей. «Наша превращение в глобальную компанию было бы невозможно без поддержки Geely», — говорит генеральный директор, Хакан Самуэльсон. «Он оказался хорошим владельцем компании вопреки тем сомнениям, которые имелись сначала».

Ли был и остается председателем Zhejiang Geely — компании, являющейся первым негосударственным производителем автомобилей, созданной в 1997 году. Geely по-китайски означает счастье, но первые пробы были еще далеки от совершенства. Ли самолично отбраковал три партии плохо спроектированных моделей, пока, наконец, не появилась та модель, которая отвечала его ожиданиям. Только в 2002 году он выпустил четырехдверный субкомпактный седан Ziyoujian — по-английски «Freedom Ship» или «Free Cruiser». Это был первый китайский автомобиль, который появился на американском автошоу, хотя фактически он был разработан южнокорейской компанией Daewoo Motor — признак грядущих перемен для бренда, отражающий важность внешних партнерских отношений.

Примерно в это же время Ли сказал, что он начал подумывать о приобретении Volvo, его любимого производителя автомобилей. «Это была хорошая партия для обеих сторон», — говорил Самуэльсон. «Ли — очень увлеченный собственник, он интересуется не только квартальными отчетами, но и долгосрочной стратегией в производстве автомобилей».

Безопасность прежде всего

Карин Беклунд, коммерческий директор Volvo Ocean Race, которая появилась в компании в 1995 году, говорит, что соблюдение традиций лежит в основе всего того, что мы делаем. «Наш бренд и наши продукты сильно изменились за последнее время, особенно после объединения с Geely». С тремя автомобильными заводами в Китае и одним заводом в Чарльстоне, в Южной Калифорнии, автомобильная компания с вековой традицией, продолжает инновационные разработки автомобилей для экстремальных погодных условий в штаб-квартире компании, расположенной в шведском Гетеборге. Цель заключается в производстве самого безопасного автомобиля, которому не страшны никакие метеорологические условия на дороге. Задача номер один для компании — это создать неубиваемый автомобиль к 2020 году. Концепция нового Volvo заключается в том, чтобы независимо от обстоятельств, никто серьезно не пострадал в таком автомобиле.

Безопасность — это самое важное качество для китайских потребителей, и Volvo планирует создать полностью безаварийный автомобиль с техническими функциями безопасности, начиная от автоматического рулевого управления, адаптивного управления скоростью, системы обнаружения пешеходов и животных для предупреждения о пересечении траекторий и об опасности столкновения. Конечная цель — создать автономное транспортное средство с активными датчиками, которые, по их словам, будут пределом совершенства для предотвращения аварий.

Сделка, о которой объявила компания Uber в прошлом году, включающая сервис онлайн-вызова такси, предполагает покупку 24 000 беспилотных автомобилей Volvo, чтобы сделать роботизированные такси реальностью. В заключение Самуэльсон говорит: «90% аварий происходят по вине человека».

Электромобили

Поставка миллиона электрокаров к 2025 году — это еще одна инициатива Volvo. Все модели автомобилей, которые будут запущены после 2019 года, будут либо полностью электрифицированные, либо гибридные. Это инновационное решение, возникшее в ответ на запрос потребителей, сделает автомобильного гиганта первым ведущим брендом в производстве чистых двигателей.

Volvo и ее владелец совместно вложили $760 млн в Polestar, которую Самуэльсон описывает «как новый бренд в производстве мощных электрических механизмов в тесной взаимосвязи с Китаем». Электрическую арматуру будут производить на заводе в Чэнду, конкурируя с Tesla в премиальном сегменте производства аккумуляторов.

Синергия между другими инвестициями Geely демонстрируется на примере инвестиций в London Taxi International, что позволило снова запустить эту группу под маркой London Electric Vehicle после того, как она была пять лет назад избавлена от банкротства. Группа разрабатывает подзаряжаемые электромобили на заводе в Ковентри, Соединенное Королевство, где также производятся грузовые фургоны.

Новое приобретение

Еще одним признаком неуемных стремлений Ли к полной электрификации автомобилей стала покупка подразделения по производству грузовиков и автобусов Volvo AB у инвесткомпании Cevian Capital в прошлом году. Volvo AB работала независимо от Volvo Car с момента ее слияния с Ford, но она сотрудничала с немецким гигантом-производителем электрического оборудования Siemens, чтобы конкурировать напрямую с Tesla в создании электрогрузовиков. Многие считают это первым шагом к воссоединению бренда после его слияния с Ford в 1999 году.

Рекордные продажи

После переориентации линии продукции Volvo под маркой Geely производитель автомобилей оживил продажи в Европе, Соединенных Штатах и Китае. С тех пор бренд перешел в верхний люксовый сегмент рынка, конкурируя с такими марками как Mercedes-Benz от Daimler и BMW. Относительно сомнительного партнерства, которое вызывало много вопросов, Самуэльсон говорит, что «формула успеха состоит в том, чтобы избежать соблазна микроуправления».

В 2017 году продажи выросли на 7% до нового рекордного уровня. По всем регионам было продано полмиллиона единиц, при этом производительность в Азиатско-Тихоокеанском регионе выросла более, чем на 20% от всех продаж в Китае, который стал самым крупным рынком Volvo.

«Наша компания почти шведская с китайским владельцем… и нашему китайскому владельцу нравится это, поскольку у него уже есть свой китайский бренд», — говорит Самуэльсон.

Перевод Натальи Танюк