Главная » Бизнес » Русский бунт: жители Волоколамска бросают вызов власти

Русский бунт: жители Волоколамска бросают вызов власти

Читайте также

Проклятие Волоколамска. Как решить проблему мусорных полигонов

Чистота и безопасность окружающей среды касаются всех без исключения. Их состояние также видно всем невооруженным глазом, уровень загрязнения каждый ощущает на себе. Проблемы экологии легко объединяют вокруг себя людей, поскольку касаются проживающих вместе, в одном районе, нередко десятков тысяч граждан. Им легко собраться, наладить общение между собой, выдвинуть активистов. Их не нужно откуда-то свозить — все происходит по месту жительства.

Современные средства коммуникаций позволяют самоорганизовываться в считанные часы. А запрос среднего класса на пристойную жизнь включает в себя одним из первых пунктов именно требование комфортной окружающей среды.

Еще в советское время тема охраны природы, и, в частности, борьба за сохранение чистоты Байкала, а затем — против переброса рек на юг, стала одной из немногих доступных лазеек для неформальной общественной активности. Вспомним, что в перестройку именно на экологической тематике поднялись многие активисты и будущие политики. Чернобыльская катастрофа показала всю степень возможных последствий техногенных аварий. Борьба со строительством АЭС и  ГЭС (например, в Башкирии или на Алтае) привлекали на митинги сотни тысяч человек. Борис Немцов, кстати, стал депутатом, критикуя планы по возведению Горьковской атомной станции теплоснабжения.

Затем, в девяностые годы, вынужденные бороться за свое выживание, россияне на какое-то время отошли от природоохранной тематики.

Но как только происходит переход общества от фазы выживания к фазе устойчивого развития, экология мгновенно оказывается в центре внимания.

Поэтому, если обратиться к публичной политике, ставка Алексея Навального на борьбу с коррупцией представляется малоэффективной, поскольку коррупция — тема абстрактная, напрямую большинства людей либо не касающаяся, либо всякий раз задевающая малое их число. В этом смысле Ксения Собчак более чутка к настроениям россиян. На «зеленой» тематике легче сформировать ряды последователей, вывести граждан на акции протеста.

Тема же мусорной утилизации издавна является крайне проблематичной, и не только в России. Несколько лет назад в Италии кризис с уборкой мусора в Неаполе стал одной из причин падения правительство Романа Проди. В 2016-2017 годах внимание Украины было привлечено к львовским мусорным свалкам, и неспособности мэрии решить проблему вывоза отходов, ставшей актуальнейшим политическим вопросом.

Для Московской области, окружающей многомиллионный мегаполис, проблема утилизации мусора является более чем актуальной. Столица ежедневно выбрасывает на ее территорию от 9 000 до 15 000 тонн отходов. Прибавим к ним и собственное «производство» мусора, лишь ненамного уступающее московскому.

Во всем развитом мире принято совместно — и силами мегаполиса, и окружающей его агломерации, —  решать проблемы утилизации мусора. То, что они могут принадлежать к разным административным образованиям — не проблема. Для этого создаются органы совместного управления — так называемые «метро». Эти совместные органы управления занимаются, в том числе, сбором и вывозом мусора. Скажем, мэрия Портленда в Орегоне, договаривается с несколькими графствами, на территории которых расположен город, о том, что они вместе будут решать проблему утилизации отходов. По тому же принципу решается еще ряд других вопросов — транспортных, инфраструктурных, культурных. Ведь это именно то, что важно для всех жителей. В итоге мусороперерабатывающие заводы находятся за городом, а в городе — общий театр.

Для России это непривычно. Здесь принято решать подобные проблемы путем нажима сверху. В итоге в 2012 году было принято решение об изъятии из Московской области нескольких районов и передаче их Москве —  так появилась «новая» Москва. Сделано это было грубо, волюнтаристски, без обсуждения с жителями.

Но главное даже не в том, как это было проведено, а в результатах. Мусорная проблема в итоге обострилась — в историю со свалкой Кучино  в Балашихе в 2017 году даже пришлось вмешиваться президенту страны.

И теперь, буквально после выборов, разгорается новый конфликт в Ядрово. Лучше не стало. А ведь у Москвы и области — миллион общих проблем, начиная с транспортной. Например, в 2005 году протесты против оптимизации льгот начались именно с вопроса оплаты проезд на автобусе между городом и областью. Множество проблем с застройкой, парковками и городским планированием просто «висит в воздухе», и решение о создании совместного управленческого органа назрело и перезрело.

Рассуждения о раздельном сборе мусора — это замечательно, но в сложившейся ситуации они напоминают паллиативную медицину. Такие методы не могут вылечить проблему, лишь облегчить страдания жителей, и то не надолго. Не решив проблему в принципе, не создав цепочку под единым руководством от мусоропровода до мусороперерабатывающего завода, мы так и будем упираться в очередные «Ядрово». А президент ядерной сверхдержавы — к вящему позору всей страны и руководства Московской области, — будет лично заниматься помойками, и поправлять губернатора, не понимающего, как срочно надо решать проблему.

Владимир Путин в своем послании признался, что правительство сдерживало экологический нажим на бизнес, не ужесточая требований, но дальше так продолжаться не может. Волоколамск это ясно показал. Сегодня взрыв возмущения произошел там. Завтра он может случиться где угодно. Поэтому на ближайшие годы и перед новым правительством, и перед обществом в целом встает задача перехода к совершенно новой экологической политике. И обойтись здесь без участия гражданских активистов — невозможно. Весь вопрос заключается в том, будет ли общественная активность возникать стихийно, как в Волоколамске? Не пора ли перенести ее в правовое поле? И будут ли активисты услышаны властью, или им будут требоваться неординарные меры для привлечения внимания к себе? 

Читайте также

«Мы строим их рядом со школами и детскими садами». Какие мусоросжигательные заводы ждут Россию