Главная » Инвестиции » Библия глазами женщины. Фильм недели: «Мария Магдалина»

Библия глазами женщины. Фильм недели: «Мария Магдалина»

Поэтому такие знаковые эпизоды Евангелия как воскрешение Лазаря, изгнание торгующих из храма, восхождение на Голгофу смотрятся как фон для душевных переживаний героев, теряя свой трагизм. Отсутствие динамики в фильме призвана заглушить музыка исландского композитора Йохана Йоханнссона. Партитура к фильму — последний прижизненный проект автора. Мелодия с надрывом транслирует чувства Магдалины. Мария, новая роль Руни Мара, оказалась похожей на других героинь актрисы. Мара убедительно играет отстраненность, космический отрыв от реальности девушки, идущей своей дорогой. Но других черт у святой Марии Магдалины по версии Руни Мары не наблюдается.  

Главная звезда «Марии Магдалины» — Хоакин Феникс в роли Иисуса. Но и его образ не блещет богатством красок. Иисус в исполнении Феникса напоминает городского сумасшедшего, который странно улыбается, дает парадоксальные советы и вечно куда-то исчезает. Дикие взгляды, которые Феникс-Иисус бросает на Мару-Магдалину  — пожалуй, самое интересное во взаимоотношениях героев. За 8 недель съемок «Марии Магдалины» на юге Италии Хоакин Феникс и Руни Мара успели полюбить друг друга и стать парой.

Режиссер Гарт Дэвис — новичок в большом кино. Два года назад его дебютный фильм «Лев» получил 6 номинаций на Оскар. Дэвис — новый кумир любителей сентиментального кино. Его «Мария Магдалина» — еще один пример сентиментального, чувственного кино, где действие вытеснено на второй план. Но и в отсутствии мужественности режиссера никак не обвинишь: взявшись экранизировать Евангелие, Дэвис автоматически принял вызов таких титанов, как «Евангелия от Матфея» Пазолини, «Последнего искушения Христа» Скорсезе и «Страстей Христовых» Мела Гибсона.

Стремясь обойти всех своих своих конкурентов разом, Дэвис в соревновательном порыве утратил нить рассказа, сбился с пути повествования. Возможно, феминистический месседж о судьбе и предназначении женщины особенно актуален в 2018 году, но теряет смысл без своего контекста, в отсутствии внятно рассказанной истории и главных героев. Лозунгом фильма могла бы стать фраза: «Духовность вместо страданий», но проблема в том, что и в духовность, и в страдания экранных героев верится с трудом.

Читайте также

Кассовое добро: как «Disney Россия» вывела семейное кино в лидеры проката
Почему Альберто Джакометти стоит $140 млн? Фильм недели: «Последний портрет»