Главная » Инвестиции » Путь к красоте: как работает клиника эстетической медицины

Путь к красоте: как работает клиника эстетической медицины

10:00

Мой рабочий день начинается день с просмотра почты:  в ней переписка с поставщиками препаратов и оборудования, коммерческие предложения, рассылки новостей с различных медицинских ресурсов и релизы важных международных конгрессов по красоте и здоровью. Следом — проверка учетной программы Klasko, которая фиксирует расписание приемов всех врачей.

На сегодня запланированы две операции: одну пластику лица и шеи проводит главный врач клиники хирург Котелевиц Алексей Геннадьевич, а вторую — со сложной редукционной пластикой лица — хирург Алексей Юрьевич Анисимов. Заведующая отделением косметологии Елена Владимировна Белякова сегодня ставит нити Aptos — это третья операция за день, но в отличие от первых двух она проводится под местной анестезией. Косметолог Нана Васильевна Перфильева сегодня проведет ультразвуковой глубинный лифтинг, плазматерапию и пептидотерапию. У медицинского директора Ролько Вячеслава Тихоновича сегодня четыре пациента, один из которых получит готовый генетический паспорт. Паспорт составляли полтора месяца. Всё остальное в расписании на сегодня — это огромное количество регулярных косметологических процедур: инъекционных и аппаратных — они составляют большую часть процедур любой из клиник красоты и стали для большинства современных женщин столь же регулярными, как стрижка и маникюр. 

11:00

Прежде чем ввести новую процедуры, мы пробуем ее на себе: тестирую процедуру либо я,  либо кто-то из наших специалистов — кому больше подходит по показаниям. Риск? Конечно, он есть. Но во-первых, мы опираемся на свои научные знания и большой врачебный опыт. А во-вторых, чтобы понять, как помочь пациенту пережить процедуру легче и сколько длится восстановительный период, надо обзавестись еще и практическими знаниями. Только оценив результат, мы принимаем решение — будем ли вводить процедуру в меню услуг наших клиник. Некоторые методики и аппараты окупаются уже через полгода, а некоторые не так быстро. Но единственное, что влияет на принятие решение, о том начинаем ли мы с ними работать — это их эффективность и безопасность. Сегодня я прохожу пептидотерепию на препарате нового поколения с активными пептидами и гиалуроновой кислотой.

Это для общего омоложения и увлажнения кожи лица. Многие пациенты требуют цифры – хотят знать на сколько лет омолодит их процедура. Самый честный ответ таков: всё индивидуально. Врач может озвучить только диапазон, например от 5 до 7 лет. Если разделить всю нашу деятельность на составляющие, то картина такая: 20% приходится на инъекционные процедуры (филлеры, ботулотоксин, пептиды, мезотерапия, биоревитализации, плазма), 20% — на аппаратные методики, 40% — на хирургические операции, 10-20 % на анти-эйдж методики.

12:00

Методикам улучшения контуров тела в клинике Клазко уделяется очень большое внимание. Так один из самых популярных аппаратов в  нашем арсенале работает  по принципу миостимуляции и воздействия инфракрасными лучами на проблемные зоны, требующие корректировки. Это одна из самых сильных методик в мире. Но у нас есть и второй аппарат, который работает по принципу термомагнитного излучения.

Его еще называют голливудский must have.  На обе эти процедуры нужно ходить хотя бы раз в две недели. Они прекрасно корректируют объемы и формы рук, ног и талии. Отличная методика для тех, кто хочет оставаться в прекрасной форме, но не всегда может найти время и силы на фитнес. А тут: ложитесь на кушетку специалиста и пока он работает с вашим телом, можете хоть годовые отчеты писать, хоть на рабочую почту отвечать — ни минута не теряется.

14:00

Я часто захожу к хирургу Алексею Геннадьевичу Котелевицу перед операциями. В своей работе он  руководствуется принципом говорить пациентам правду и только правду. О том, как скоро после операции будет заметен первый результат — иногда его приходится ждать 3-6 месяцев. О том как скоро пройдет отек  — неделю или две он иногда советует брать в счет отпуска. У него очень много авторских методик, например, эндолигатурный лифтинг и эндотиновый лифтинг лица.

Конечно же он использует общепринятые инструменты, например, эндотины, но его авторство заключается в выборе вектора операции. Недавно  нас навещали представители компании, которая поставляет медицинские инструменты. Они остались в восторге от того как Алексей Геннадьевич подтягивает все лицо всего через один разрез. Это и для пациента очень важный психологический бонус.

16:00

Собираемся на своеобразный консилиум. Сегодня беседуем вчетвером: я, Алексей Геннадьевич, Елена Владимировна и  Вячеслав Тихонович. К нам приехала пациентка из другой страны и хочет пройти комплексное омоложение. Она сильно ограничена во времени, поэтому мы обсуждаем детальный план действий. Составляем целую программу, в том числе включающую и генетический паспорт. Я всегда принимаю участие в  работе над сложными программами. Второй вопрос на сегодня — это план реабилитации пациентки, которая поступила к нам с осложнениями после маммопластики, которую сделала в другой клинике. У клиники «Клазко» безупречная репутация. К нам часто приходят переделывать неудачные косметологические процедуры и пластические операции, сделанные в других клиниках.

В основном переделывают грудь, хотят поменять или избавиться от филлеров. К пример, еще совсем недавно на российском косметологическом рынке была порочная методика увеличения губ биополимерным гелем и к нам до сих пор приходят пациенты, умоляющие избавить их от него. К счастью их поток ослабевает — пик обращений был в 2014-2015 гг. А в позапрошлом и прошлом годах у нас был пик обращений после введения мезотерапевтических нитей. Всем показалось, что это очень легкая процедура и мезонити стали ставить в полуподвальных помещениях. Ужас! Я не устаю твердить, что любые косметологические процедуры, даже малоинвазивные, нужно проходить только в клиниках.

17:00

Увидеть меня в зоне ресепшн — это не редкость. Я люблю общаться с пациентами. Так они видят, что весь наш коллектив открыт к общению и что мы говорим с ними на понятном им языке. Но сегодня я пришла к администраторам еще  и для того, чтобы провести мониторинг цен. Мы регулярно мониторим ценообразование на косметологические процедуры. Наши администраторы обзванивают другие клиники, чтобы  выяснить насколько конкурентноспособны наши цены. Иногда цены у нас чуть выше средних по рынку, но этому есть объяснение: все наши  врачи — это  ведущие специалисты в своей области. К тому же, у нас есть уникальные методики, которые не встретишь больше нигде в России. Мы объективно можем позволить себе держать цены чуть выше средних по рынку. И, безусловно, комфорт и высокий сервис, что немаловажно для искушенного клиента.

18:00

Под конец рабочего дня я всегда составляю план на несколько недель, а иногда и месяцев  вперед. И в свою команду выбираю только тех, кто стремится максимально раскрыть свой потенциал, реализовать все свои знания. Просто плыть по течению — это не наша история. С таким настроем в 2005 году я учредила премию в области эстетической медицины «Золотой ланцет». Это премия для пластических хирургов и косметологов. Мы награждаем самых лучших вне зависимости от их места работы.  Когда я основала ее, многие крутили у виска — зачем поощрять врачей из других клиник?

А я смотрю на это с совершенно другой позиции. Замалчивать или преуменьшать достижения врачей — это преступление по отношению к пациентам, нарушение медицинской этики. Да, у нас частная клиника и мы зарабатываем деньги. Но у нас не клиенты, а пациенты. Тем, кто не видит разницу, советую даже не помышлять о врачебной практике. Настоящие врачи не боятся конкуренции, они готовы идти на диалог, учить и учиться друг у друга. Премия «Ланцет» укрепила наши добрые отношения с коллегами по всей России.