Главная » Инвестиции » Жить как Рокфеллеры: в Нью-Йорке за $500 млн распродают имущество клана миллиардеров

Жить как Рокфеллеры: в Нью-Йорке за $500 млн распродают имущество клана миллиардеров

В 1994 году Пегги и Дэвид Рокфеллеры завещали свою коллекцию музеям и благотворительным фондам. Уже после смерти Пегги в 2010-м Дэвид Рокфеллер принес клятву The Giving Pedge, передав все свое состояние на благотворительность. Инициаторами движения The Giving Pedge в Америке стали миллиардеры Билл Гейтс и Уорен Баффет, в России к клятве присоединился Владимир Потанин.

«Мой отец был оптимистичен относительно человеческой породы, предпочитал видеть в людях лучшие качества. Возможно потому, что по утрам он смотрелся в зеркало», — говорит Дэвид Рокфеллер — младший, глава Rockfeller family office. Коллекция, которую полгода готовил к торгам самый авторитетный аукционист Christie’s Джонатан Рэнделл, заместитель председателя Christie’s по Америке, включает работы Матисса, Пикассо, Моне, Мане, Синьяка, Гогена, О’Кифф, Хоппера.

Дэвид Рокфеллер начал свою карьеру коллекционера в семилетнем возрасте, когда стал собирать жуков, а закончил за несколько дней до смерти. В 100 лет он занимался фитнесом со своим инструктором и выходил с помощниками на шопинг, лично совершая покупки от носков до картин Джейми Уайета, и посетил торжественную церемонию открытия скульптуры Эби Элдрич Рокфеллер в МоМА (Эби Элдрич Рокфеллер, мать Дэвида Рокфеллера, — одна из основателей нью-йоркского музея MoMA).

«Культурная карта Манхэттена без этой семьи была бы совсем иной, — отмечает аукционист Джонатан Рэнделл на встрече с Forbes Life в нью-йоркском офисе Christie’s. — Клойстерс (филиал Метрополитен-музея, посвященный артефактам средневековой Европы. — Forbes Life), галереи с китайским искусством в Метрополитен-музее, Asia Society, Нью-Йоркский MoMA — это Рокфеллеры. Штаб-квартира ООН и система национальных парков в Америке — тоже они, и это далеко не весь список. «Каждая из принадлежавших Рокфеллерам вещей будет продана, — рассказывает Рэнделл. — Мы оценили произведения искусства, книги, мебель. Работая с такой большой коллекцией, мы в точности запоминаем, как устроены дома владельцев, что где висело и как использовалось. С картинами несложно управиться. Но что сделать с тем, что на их оборотах? А с содержимым ящиков стола? Нужно смотреть на каждую мелочь». Любой предмет, которым пользовались Рокфеллеры, интересует и аукционистов, и покупателей.

Дэвид Рокфеллер вошел в историю искусства 15-летним подростком. Его мать, страстная пропагандистка современного искусства, подыскивая место для будущего музея, решила снести фамильный особняк на 54-й улице. Но прежде она пригласила городского пейзажиста Стефана Хирша нарисовать вид на Нью-Йорк из окна комнаты своего сына Дэвида. Тогда Дэвид наверняка и помыслить не мог, что однажды он будет возглавлять совет попечителей «маминого» музея или соберет коллекцию искусства на сотни миллионов долларов.

Предметы из столового гарнитура Рокфеллера эпохи Георга III (около 1765-го). Оценка $50 000-100 000

Вещи для Рокфеллеров не были символом статуса, они ежедневно получали от них удовольствие. Когда Дэвид возглавил совет попечителей MoMA, он поддался обаянию директоров музея Альфреда Барра и Рене д’Арнонкура и под их влиянием превратился в увлеченного и дерзкого коллекционера.

В 1951 году они с Пегги купили «Обнаженную» Ренуара за $51 000 и повесили ее в гостиной, шокируя консервативных гостей. По совету Альфреда Барра Рокфеллеры купили «Кувшинки» Моне, съездив к парижскому галеристу Кате Гранофф. Барр объяснил им, что поздний Моне актуален не менее Марка Ротко. В 1960 году Рокфеллеры купили «Белый центр» Марка Ротко за $10 000. В 2007-м Дэвид Рокфеллер выставил работу на аукцион Sotheby’s. Ротко ушел за $72,8 млн.

Дэвид Рокфеллер с женой Маргарет (Пегги) Макграт, 1973

Дэвид Рокфеллер — младший рассказывает, что его родители никогда не покупали работ, если оба не были согласны с покупкой. «У матери было эстетическое чувство дизайна, отец мыслил более предметно. Оба они были уверены, что искусство должно быть красивым. Очень медленно отец пришел к пониманию абстракции, смирившись с тем, что живопись может не поддаваться определению. Тогда он стал покупать работы Виллема де Кунинга и Александра Колдера». Родители не совпали лишь один раз, во взглядах на работу Пикассо 1962 года «Женщина с собакой под деревом». «Мама решила, что полотно — наглядное доказательство пренебрежительного отношения Пикассо к женщинам, хотя он, конечно, по-своему их любил. Мама сказала отцу: «Знаешь, я чувствую себя некомфортно, когда эта работа висит у нас дома», — рассказывает Дэвид Рокфеллер. Так Пикассо переехал к нему домой, где провисел 40 лет, а теперь полотно выставлено в MoMA.

Хуан Грис «Стол музыканта», 1914. Эстмейт: $22 млн

Не жаль ли Рокфеллерам расставаться с предметами, знакомыми с детства? Дэвид Рокфеллер рассуждает однозначно: «Я горжусь тем, что все средства от продажи пойдут на благотворительность, как завещал отец. При жизни он был очень щедрым человеком и на том свете продолжает в том же духе».